home

 

Природа зла: теория антисистем

(Антисистема, как устойчивое резонансное сосуществование в отчуждении, альтернативное функциональной системе отношений)


Что такое антисистема?

Термин «антисистема» ввел известнейший советский ученый Л.Н.Гумилев. Однако более-менее законченной теории антисистем у Гумилева не получилось, да и объективно не могло получиться в рамках разрабатываемой им весьма сомнительной во многих отношениях «пассионарной теории этногенеза» — проявления материалистического редукционизма, перенесения законов и свойств физического мира в гуманитарный мир идей и отношений. Производная такого редукционизма — «энергия пассионарности», якобы, порождает антисистему, когда сводятся вместе в одну химеру несводимые этносы с разным «уровнем пассионарности», тогда излишек «пассионарной энергии» переходит в разрушительность и образует антисистему. Антисистема по Гумилеву — это системная целостность людей с негативным мироощущением.

Положим, никаких «энергий пассионарности» в природе не существует, все виды энергий известны в физике и новым взяться неоткуда (закон сохранения энергии давно бы такую выявил). Эта «энергия» сама является идео-физической химерой, как впрочем, и «этнос». Нужно сказать, что не один Л.Н.Гумилев придумывал такую энергию. Скажем, «энергия либидо» в теории З.Фрейда — такая же редукционистская материалистическая химера, но, якобы, действующая не на социальном, а на личном уровне. Исторически, в традиционных буддистской и индуистских религиях используется подобная же «кармическая энергия». Как бы изобретатели ни старались, но всё равно приходят к одному — что общим для таких химер-энергий, будь то карма, либидо или пассионарность, является их космическое происхождение (иначе им просто взяться неоткуда).

Шаткость подобных построений привела к абсурдному сведению в понятие антисистем фашизм и экзистенционализм, опричнину и декабристов, сатанистов и либералов, что обессмысливает и делает само понятие антисистемы бесполезной игрушкой.

Несмотря на редукционизм теории этногенеза, ее нельзя отбрасывать полностью. Хоть она и не оторвалась, но всё-таки сделала попытку уйти от пан-материализма — в этом ее главное историческое и научное значение. Она — промежуточный этап на пути дрейфа понимания субъекта истории от материалистического набора человеческих особей государства/народа/класса — через полуматериалистический «этнос» — к культуре, как нематериальной системе ценностных отношений. В теории Льва Гумилева, как и подобной теории Зигмунда Фрейда, безусловно, есть локальные полезные находки. Например, такие: систему от антисистемы отличает то, что система созидательна, а антисистема деструктивна; система динамична, а антисистема статична. Кроме того, качественное свойство антисистемы по Гумилеву — уменьшение плотности системных связей. Если мы, рассматривая гуманитарные аспекты, отбрасываем материализм, то «системные связи» для нас — это не что иное, как функциональные отношения.

Итак, система — это динамическая система функциональных отношений, а ее противоположность, антисистема — это статический, деструктивный, дисфункциональный устойчивый конгломерат элементов, находящихся в отчуждении.

На личностном, социальном, государственном уровне антисистеме свойственна инверсия ценностей относительно функциональной системы. В антисистеме всё наоборот: что хорошо — плохо, а что плохо — хорошо.

 

 

Подробнее проблема отчуждения на примере творчества и жизни Пушкина: Пушкин, «Онегин», Белинский, Гончарова... Энциклопедия отчуждения

 

А что же удерживает вместе элементы антисистемы?

Забегая вперед, и рассматривая такие примеры антисистем как раковая опухоль, фашизм, не может не возникнуть вопрос: если в функциональной системе сближает ее элементы (клетки, людей) нефизическое притяжение — отношение, то, если в антисистеме вместо отношения — отчуждение, какая в таком случае сила сводит вместе, не дает разбежаться дисфункциональным клеткам в раковой опухоли или отчужденным людям при фашизме?

Есть такая сближающая сила! В неживой природе она сдавливает, например, атомы в кристалле, которые, колеблясь с определенной частотой, попадают в резонанс, вследствие чего и возникает между ними т. н. пондеромоторная сила — притяжение вибрирующих резонаторов. Вот эта сила известна в физике, никакие законы сохранения она не нарушает, и ничего антинаучного в ней нет, как, скажем, в «энергии пассионарности».

Когда мы говорим о живых системах — клетках, органах, организмах, то и тут мы имеем дело с колебательными системами, потенциальными резонаторами. Всё живое на всех уровнях колеблется и находится в повторяющихся циклах, но колебания живых систем отличается от колебаний неживых предметов. Живые системы — это динамические системы, они, в отличие от физических неживых резонаторов, могут в тех или иных пределах самоподстраивать, корректировать частоту колебаний. Иначе говоря, живая система, попав в резонанс, под действием пондеромоторных сил, может его усиливать, «залипать» в нем, и это «залипание» — не что иное, как зависимость, несвобода.

У нас нет никаких оснований отказывать существованию пондеромоторных сил на биологическом уровне. Еще создатель первой российской научной физической школы П.Н.Лебедев провидчески писал:
«Несмотря на всё различие, которое представляют собой, по своей физической природе, колебания электромагнитные, гидродинамические и акустические, законы пондеромоторного действия их на соответствующие резонаторы тождественны; это указывает нам на вероятность, что найденные элементарные законы, универсальны для всех возможных (и ещё не исследованных нами) колебаний…»*

Итак, расширенное определение антисистемы будет выглядеть так: антисистема — это статический, деструктивный, дисфункциональный устойчивый конгломерат элементов, находящихся в отчуждении и сосуществующих вместе под действием пондеромоторного притяжения, вызванного колебательным резонансом между ними.

Мы имеем такой обширный набор антисистем на всех уровнях, что вообще можем рассматривать весь мир бисистемно — как взаимодействие систем и антисистем. Причем, никакого права отбрасывать целый класс явлений в категорию абсолютного зла у нас нет. И действительно, в природе всё утилизировано, на каком-то уровне небессмысленно любое зло, в том числе и такие деструктивные образования, как антисистемы.

На биологическом уровне клетка, орган пребывают в системе отношений с другими клетками, а при отчуждении она образует антисистему — раковую опухоль... На уровне личности органы и системы организма, включая мышление, отчуждаясь, заводят его в антисистему — зависимость (например, алкоголизм, наркоманию и пр.) и человек попадает в дьявольский цикл-резонанс, начинает ходить по кругу... На семейном уровне систему образует любовь, а при отчуждении ее заменяет физическая страсть, секс, и крайнее проявление такой антисистемности — гомосексуализм... В социуме конструктивной системой отношений (на основе системы ценностей) является культура, а когда она рушится и вместо отношений наступает отчуждение, тогда единственной перспективой объединения становится антисистема — фашизм... На государственном уровне разрушение культуральных отношений, отчуждение приводит к такой антисистеме, как империя, колонизация, тоталитаризм... В экономике культуральное отчуждение рождает вместо функциональной системной экономики, антисистему — дисфункциональную халявономику... Антисистема в религии — это т. н. «Антихрист», противоположный системе учения Иисуса Христа… В процессуальном смысле антисистема, находящаяся в круге-цикле, на самом деле идет по спирали-воронке, и в конце концов рождает катастрофу — всё деструктивное заканчивает самоуничтожением… Подробнее:

 

Пример антисистемы на биологическом уровне — раковая опухоль

Если организм человека или животного — система, в которой клетки взаимно полезны, связаны функционально, то биологической антисистемой, по существу — антиорганизмом, паразитирующим на системе-организме, является раковая опухоль.

По тем или иным причинам отчужденные, вышедшие из функционально-полезных взаимоотношений клетки находятся под угрозой распада, смерти тканей, некроза. Но природа включает аварийный механизм коагуляции, дающий временное, но довольно устойчивое удержание отчужденных клеток в живом, объединенном состоянии — раковую опухоль. У организма появляется дополнительное время для латания «дыр» в его функциональных отношениях между органами и клетками. И не вина рака, что организм этот шанс зачастую не использует и системные связи не восстанавливает. И уж совсем не виноват рак в том, что его парадоксальная логика пока что вытесняется из онкологии, предпочитающей по старинке бороться со злокачественными заболеваниями как и с «доброкачественными» — напрямую. Это привело к тому, что восемь миллионов людей в мире умирает ежегодно от рака и ожидаемый рост смертности к 2030 году — 12 миллионов, рак не обойдет каждого третьего.

Конечно, такой прогноз навряд ли сбудется: системный подход, изучение антисистем приведет к парадоксальным подходам в лечении, к иному пониманию природы рака, нежели бытующее сейчас эклектическое, бессистемное и неоформленное. Центр тяжести лечения рака будет перенесен с тканей, пораженных метастазами и опухолью на иные мишени. Лечить будут не следствие, а причину — системность организма, во главе которой мышление человека, системность личности, как системы отношений. Отчуждение, возникнув на ментальном уровне, в идее человека, по системному закону переходит на низший уровень и докатывается до органов и клеток в виде нарушения их функционального взаимодействия, что и приводит к раку.

Отсюда, главное радикальное лечебное воздействие будет направлено на исправление мышления, менталитета, идеологии человека. А уж потом долечивание биологических, соматических аномалий-следствий, особенно вооружившись парадоксальными подходами, не представляет особых трудностей…

Подробнее «антисистемный» подход к раку — в статье «Новая философия рака».

Еще статья: Онкофрения. В ответ на книгу Катерины Гордеевой «Победить рак»

 

Пример антисистемы на личном уровне — зависимости (алкоголизм, наркомания и пр.)

Все органы и подсистемы организма находятся в колебательном движении с более или менее высокой частотой колебаний. Скажем, тонус попеременно сокращает и отпускает мышцы и внутренние органы так быстро, что это невидим глазу и орган выглядит не вибрирующим, а просто напряженным. Меньшая, уже видимая частота колебаний у сердца, у дыхания. Вообще сверхнизкочастотными инфра-колебаниями являются, скажем, смена фаз бодрствования-сна  или женский месячный цикл. Так же колебательно-циклично может быть и мышление человека, в этом случае его называют «зацикленным», «упертым», тенденциозным, косным.

Пусть все эти колебания имеют разную частоту, но мы знаем, что для резонанса это не препятствие — органы и системы организма могут войти в резонанс с разными частотами, но при совпадении гармоник, когда частоты колебаний кратно соотносятся друг с другом. А уже дальше пандеромоторика обеспечивает «залипание» гибкого организма в этом резонансе, что, по сути, и есть зависимость. В итоге, любой зависимый находится в цикле, ходит по кругу между приемом допинга и абстиненцией. Допингом-циклагентом может быть любой стрессор — физический (например: секс, пища, спорт), химический (психо-активные вещества — алкоголь, наркотик и пр.), ментальный (например: проигрыш при игровой зависимости — лудомании, воровство при клептомании; опасность поимки у серийных маниакальных преступников и т. п.).

Лечение зависимого сводится к выводу его из разрушительного резонанса и делается это одновременно с трех сторон:

1) Разрушение циклического периода (частоты) — принимается правило никогда не употреблять циклагентов (например, алкоголь, табак) в то время, когда диктует цикл, когда возникает желание, а делать это только как можно раньше или как можно позже, что равнозначно. Можно варьировать и так, и эдак, сокращать и растягивать время ожидаемого приема.
2) Разрушение амплитуды (количества циклагента) — принимается правило никогда не употреблять циклагенты в том количестве, которое диктует желание — только как можно меньше или как можно больше, что тоже одинаково разрушает цикличность.
3) Разрушение привязки цикла к определенному циклагенту (качества циклагента) — принимается правило подменять циклагенты, например, когда хочется выпить — курить, и наоборот (данное правило похоже на широко распространенные принципы «заместительной терапии»)

Но самая главная часть лечения состоит не в преодолении механической цикличности и резонанса, а в выводе зависимого из ментальной «зацикленности», коррекции его «измов», тенденциозности мышления и отношений — это осуществляет сегодня идеоанализ

Подробнее о циклическо-резонансной природе зависимостей — в статье «Парадоксальное дециклирование»

 

Пример антисистемы на семейном уровне — страсть вместо любви, гомосексуализм.

Системой на семейном уровне, функциональной, динамической и конструктивной, является любовь — наивысшие взаимоотношения между индивидами. Если личность — это, по определению советского психолога В.Н.Мясищева, система отношений, то семья, связанная любовью, является надсистемой по отношению к личности, и на этом системном уровне также имеются свои антисистемы.

Систему образуют, участвуют в любви не двое, а трое: субъект любви — «Я», объект любви «не-я» и сама любовь — отношение, ментальное динамическое «притяжение» «Я» и «не-я». Именно отношение, любовь является основным и определяющим актором в этой тройке: не «я люблю его», и не «он любит меня», а «любовь нас сводит, притягивает и ведет».

Что же происходит, когда этот главный участник отношений — любовь по тем или иным причинам отсутствует, т. е. индивиды имеют в той или иной степени отчужденное мышление? И тут природа не дает погибнуть и не оставить потомства, а, как и в случае с раковой опухолью, включает аварийный объединяющий антисистемный механизм — страсть, объединение людей, испытывающих иное притяжение, нежели любовь — проблемное, деструктивное, резонансное, пандеромоторное. Деструктивность такого сожительства, периодические попадания в различные проблемы и несчастья, создаёт мотивацию для коррекции проблемности индивидов, сводящуюся к преодолению всё той же тенденциозности («измов», косности, зацикленности).

В реальности нет четкого деления семейных пар на системные и антисистемные, любовные или страстные. Обычно, реальные отношения состоят в каком-то количественном соотношении и того, и другого. Тенденция позитивна, когда со временем, по мере коррекции проблемности, любовь вытесняет страсть из семейной жизни.

Крайняя форма «рака» межполовых отношений — гомосексуализм. Основанный на нарушении ролей, дисфункции (например — детородной), он является страстным резонансом одинаковых индивидов, похожих на таких же одинаково не дифференцированных клеток раковой опухоли.

Как и рак, гомосексуализм агрессивно инвазивен — старается распространить свои метастазы и обратить в свою антисистему возможно большее количество людей. Отсюда и «гей-парады», отсюда и гомосексуальная «мания-фурибунда» — напористая гомосексуальная идеология, призванная выключить из сознания функциональность межполовых отношений, нейтрализовать, обессмыслить любовь и подменить ее сексом (потому и называются «…сексуалисты», а не «…любвисты»).

Любовь — явление идейное, секс — материальное. Всё нормально, когда любовь и секс сосуществуют в паре, причем при главенстве любви. Секс — кайф временный, а любовь — кайф вечный. Любовь не случайна, как секс. Она есть ассортативный механизм, подбирающий пары с коррекционной целью, тащит человека по дороге эволюции. Во время разгула материализма, беснования антисистем, взлета царства отчуждения, любовь превращается в угрозу материальному и другому благополучию — разрушит, если понадобится, всё, чтобы вытащить человека из тюрьмы примативизма, что сам себе человек настроил.

А «…сексуализм» — это ход конем, чтобы выйти из-под власти любви. Но он, будучи идеологией деструктивной антисистемы, ведет к попаданию в зависимость и страдания еще большие. Нет никакой «нетрадиционной сексуальной ориентации», а есть половая дезориентация...

Подробнее о гомосексуализме, как крайней форме материализма, отказ от любви и переход на сексуальную страсть — в статье «Кто по(д)ставляет геев».

 

Пример антисистемы на культуральном уровне — фашизм.

Культура — это динамическая система отношений на основе системы ценностей. Система ценностей, уникальная для каждой культуры, является функциональным ориентиром отношений. Что же происходит, когда по тем или иным причинам возникает аномия — смешение ценностей, когда рушатся системы отношений на всех уровнях и народ попадет в отчужденное существование?

И тут природа не даёт окончательно впасть в абсурдизм, распасться и погибнуть отчужденному сообществу. Как и в случае с раком, включается аварийный механизм объединения: «Вы отказались от ментального, интеллектуального, человеческого объединителя — культуры? Тогда активизируется механический, резонансный объединитель — фашизм!»

Мы можем наблюдать проявления микро-фашизма, скажем, в поведении футбольных болельщиков, которые в один прекрасный момент, попав в резонанс вследствие ритмических криков, движений превращаются в безумную разрушительную силу. Такую же метаморфозу-малигнизацию переживает саранча, превращающаяся в сжирающую всё на своём пути тварь, когда она попадает в свой резонанс.

Резонансная термин — «индукция» давно в ходу у тех, кто изучает поведение толпы. Индуктивное заражение, которое происходит постепенно и вводит в резонанс большие социальные группы и есть фашизм. Зараженные, точно так же как, например, наркологические зависимые, никогда не признают за собой болезни. Поэтому они склонны видеть фашизм у других, пытаясь это примитивное био-физическое явление идеологизировать — то это национализм, то это антисемитизм, то еще что-то идейно-злостное. А на самом деле идея у фашизма вторична, подогнана под резонанс может быть любая идея, позволяющая делить людей на «своих» и «врагов».

Историки Второй Мировой войны говорят о победе над фашизмом, но победить фашизм — это такой же нонсенс, как победить закон всемирного тяготения. Его можно разве что обойти, если мы найдем способ локализовать отчуждение — фундамент фашизма, и восстановить культуру, систему отношений. Тогда фашизму не на чем будет образоваться, как раковой опухоли некуда пристроиться в организме со здоровой функциональной системой.

Гуманитарным итогом Второй Мировой войны стало принятие «Декларации прав человека». Если мы хотим предотвратить очередную форму фашизма и третью мировую войну, а нарастающая отчужденность в обществе делает такую перспективу неотвратимой, то мы должны действовать на опережение, принять что-то наподобие «Декларации прав культур и свободы личности» и действовать в ее створе…

Подробнее индуктивно-резонансная теория фашизма — в статье «Новый взгляд на фашизм».

 

Пример антисистемы в экономике — халявономика.

Если мы все уровни человеческого существования рассматриваем биполярно — как взаимодействие систем и антисистем, то экономика не исключение, у нее тоже есть свой «организм» и паразитирующий на нем «рак».

Основой здоровой функциональной экономики остается культура — система ценностных отношений. Она, например, коррелирует культурную ценность (содержание) и экономическую стоимость (форму). Где происходит кризис культуры, и в ней появляется отчуждение, там стоимость вырывается на свободу. Доход перестаёт зависеть от приносимой пользы — fas ist! Дозволено всё, развивается хремастика — погоня за прибылью независимо от способов ее получения, форма беснуется, как и в других проявлениях антисистемы. В таком случае актуализируется то, что имеет название, наверное, только в русском языке, и то сленговом — «халява». Мы не можем отказаться от обозначения явления только потому, что его название «не комильфо». Другого нет. Англоязычный вариант money out of thin air (деньги из воздуха) лишь частично охватывает то, что мы понимаем под словом «халява», поскольку халявными бывают далеко не только деньги, но и товары, услуги, преференции, награды. То, что под «халявой» подразумевается, качественно отличается от того, что  означают в функциональной экономике доход, прибыль, ренту, дивиденты и т. п. Всё то же самое, но не связанное с функциональной пользой и есть «халява», а антисистема, паразитирующая на системной функциональной экономике — это «халявономика».

В раковой опухоли клетки точно так же не приносят никакой функциональной пользы, и получают питание «на халяву».

В российских условиях «халявономика»  — не частный болезненный сектор экономики, а ее главная часть, вообще экономическая основа государства российского, созданного когда-то исключительно ради извлечения «халявы», которое изначально прямо так и называлось — Алтын-Орда, что означает «бабло-империя». Каждая последующая формация империи, вплоть до сегодняшней — это смена форм извлечения «халявы». Поскольку любая «халява» рано или поздно заканчивается, то и происходят периодические крахи, об одном из которых писал В.В.Розанов — «Русь слиняла в три дня».

Сегодня многие не могут понять: откуда такой парадокс — обнищание населения и на этом фоне рекордный рост числа российских миллиардеров? На самом деле никакого парадокса тут нет: раковая опухоль может разрастись до громадных размеров, и чем больше она, тем слабее и истощеннее организм, на котором она паразитирует. Эту российскую «противофазу» заметил еще В.О.Ключевский: «Государство пухло, народ хирел...»

Даже прижившийся на российской почве коммунизм имеет канцерогенную основу. По формуле коммунизма «от каждого — по способности, каждому — по потребности» в природе живут как раз клетки раковой опухоли. Их отличие от клеток здорового организма лишь в том, что они как бы вышли на свободу — освободились от обязанности приносить пользу и за это получать питание. Раковые клетки дисфункциональны, питаются на халяву, получают «по потребности», при этом лениво шевелятся «по способности», пытаются сымитировать здоровый организм, какие-то узлы, протоки, но в результате получается уродливое и мерзкое образование...


Подробнее о «халявономике» — в статье «Бисистемность экономики — организм и раковая опухоль».

 

Пример антисистемы на государственном уровне — российская имперская.

Очевидной химерой, т. е. объединением несводимого, на государственном уровне является империя.  В этом смысле Россия беспрецедентна, поскольку включает в себя более полутораста народов и культур с совершенно различными, порой несовместимыми системами ценностей.

Когда-то, в доимперской, добатыевской Руси шло формирование конструктивной динамической системы. Различные народы сосуществовали в виде конфедерации, где каждый анклав жил по своей «правде», т. е. законам, соответствующим своей уникальной системе ценностей, пониманию справедливости, которое в каждой культуре своё. Однако либо формирование культур запоздало, либо произошла слишком агрессивная интервенция византийской имперской идеологии — православия, но народы попали в отчуждение, превращающееся, в том числе, и в феодальную раздробленность.

И тут природа не допускает окончательного распада и самоуничтожения — на территориях культурной катастрофы, отчуждения, образуется «раковая опухоль», антисистема — империя, Алтын Орда с единственной национальной идеей — извлечения дани («халявы»). Ради этого идут имперские преобразования — вводится единый рубль; проводится перепись (означавшую запись в рабство и впоследствии перешедшую в крепостное право, сохранившее до сего дня «привет» в виде прописки); устанавливается единая система почтовых трактов. Подарком судьбы для ханов стала православная церковь, проводившая проимперскую идеологию, антикультуру отчуждения, за что ханы одаривали церковь невиданными правами и преференциями.

Установившаяся тогда, почти 800 лет назад, имперская антисистема не раз меняла формы, названия, риторику, но злокачественное содержание сохранила в неизменности до сих пор. Властвует всё та же «вертикаль власти», которая в основном является вертикалью изъятия и распределения «халявы». Основой отношений остается рабство, только меняющее свои формы параллельно изменению российских формаций.

Стабильное существование антисистеме обеспечивает компенсация: с одной стороны, абсолютная системная статичность, сущностная неизменность при любой формации, а с другой — институциональная подвижность, принятие любых прогрессивных лозунгов, передовых институтов, совершенных процедур. Антисистема как бы лицедействует, гримасничает, надевает маски, при этом внутренне не меняясь.

Отношение в России к либералам отрицательно по той причине, что и свобода тут злокачественная — свобода от функциональных обязанностей. Точно такая же свобода, как свобода раковых клеток, бесполезных по отношению друг к другу. Вроде бы свобода, но на самом деле обрачивающаяся обреченным рабством, зависимостью от питания (халявного) и тех, кто его распределяет (вертикали власти).
Чисто человеческая свобода — свобода творчества, т. е. стремления к новому и сотворения нового. В здоровой системе она абсолютно не конфликтует с функциональностью и полезностью, но в антисистеме превращается в жупел, а ее носители, как минимум, — в «лишних людей»…

Подробнее о российской рабской системе — в статье «Несвобода лучше, чем свобода?».

Выпущенная в IXX веке по неосмотрительности на свободу русская культура пережила фазу взлета, приобрела системность, лицо и узнаваемость, показала свою системную, т. е. противо-имперскую сущность. Вершиной конфликта российской антисистемы с русской культурой стали отношения с Л.Н. Толстым и его взглядами. Напуганная империя нашла ход, как нейтрализовать явную смертельную опасность для антисистемы, и за  XX век выполола русскую культуру и ее первичный генератор — русскую деревню, почти полностью.

Результат: сейчас Россия погрузилась в ситуацию аномии и отчуждения, абсурдизма всего и вся. Над Россией нависла перспектива Веймарской республики — гитлеровской Германии. Природа и тут не останется безучастной к распаду, не даст окончательно погибнуть, правда, формы фашизма изобретет, наверное, другие …

Как можно обойти деструктивный процесс? Выход только один — там же, где был вход. Необходимо вернуться в доимперское строительство государства с динамической системой — конфедеративной и свободной в мирное время и «вертикальной» имперской в момент военных и других опасностей. Нужно быть адекватными реальным изменяющимся условиям и не отказываться от преимуществ и той и другой системы. В этом и состоял смысл русской соборности — умении не только собираться, но и разбегаться из «казармы», когда опасность миновала, не жить страной-гарнизоном, и дать дорогу развитию культурам. Такая динамическая система актуальна не только для России — почти весь мир терпит кризис устарелой статичной, косной государственности…

Подробнее о российской государственной антисистеме — в статье «Канцерократия».

 

Поведение антисистемы: «воронки» формирования катастроф.

Антисистема ходит по деструктивному кругу — взлет-падение-взлет-падение. Точнее, это не совсем круг, скорее — воронка, где каждое следующее падение глубже предыдущего, а в неизбежной перспективе — окончательный крах. Катастрофа особенно разрушительна, если несколько циклических деструктивных процессов входят в резонанс и устраивают общее обрушение. В какой-то момент, что бы ни происходило — всё ложится в одном направлении, только усиливая катастрофу. Происходят, на первый взгляд, странные совпадения. Люди перед катастрофой и во время ее ведут себя как зомбированные — не реагируют на видимые очевидные опасности — танцуют на тонущем «Титанике», собирают ракушки в откатившей волне цунами и т. п.

Эта «деаксия», замыленность восприятия очевидных опасностей и вообще очевидностей, является проявлением всё той же тенденциозности, косности, «зацикленности». Человеческое восприятие так же тенденциозно, как и мышление. Например, летчик, ведущий самолет с президентом на борту, и имеющий такую тенденциозность, как «детерминизм» (иерархичность, смысл и систематизация «измов» — в «теории тенденций»), не может отказать президенту совершить посадку в опасных условиях и происходит такая катастрофа, которая произошла с польским самолетом 10 апреля 2010 года под Смоленском…

Сегодня мы теоретически можем простым тестированием выявлять тенденциозность мышления у представителей опасных профессий — летчиков, капитанов, водителей, космонавтов, операторов АЭС, командиров опасного вооружения и др. Кроме того, не представляет особенных трудностей коррекция обнаруженной тенденциозности средствами идеоанализа. Тем самым катастрофы и их последствия могут быть сведены почти к нулю.

Но это только теоретически. Никто не позволит нейтрализовывать катастрофы, как не дадут вылечить рак или зависимости подобным подходом, вытаскивающим на свет антисистему. Антисистема не имеет интеллекта, но она имеет рефлексы, как животное, и она будет сопротивляться. Не случайно в Апокалипсисе оплот антисистемы — государственная иерархия–вертикаль называется «Зверь», тот самый, у которого есть символ — число 666, что можно перевести как «шестерка сидит на шестерке и шестеркой погоняет». Вроде бы каждая «шестерка» — безобиднейшее создание, а вместе они образуют злостный организм, имеющий свои отдельные устремления, свои рефлексы и поведение, не подчиненное ни одному из «шестерок», даже самой первой…

С другой стороны, катастрофы действуют в интересах человеческой эволюции, имеющей целью, по некоторым соображениям, — обрести защиту от катастроф любого порядка, вплоть до космических, защитить от них жизнь на Земле. Без человека такое невозможно, животные защищаются от катастроф в основном пассивно, бегством.

В катастрофах происходит естественный отбор, гибель в основном тенденциозных и селекция людей с динамическим, незацикленным мышлением. Провоцируя катастрофы, человечество ускоряет свою эволюцию…

Подробнее гуманитарная теория катастроф — в статье «Закон “Титаника”»

 

Система и антисистема в религии.

Когда-то, 2000 лет назад один народ переживал такую же культуральную катастрофу, что сейчас переживает русская культура. Отчуждение, распад отношений, уничтожение традиционных ценностей древнеримской имперской антисистемой-антикультурой поставило иудейскую культуру на грань исчезновения, как сейчас российская антикультура почти истребила носителей русской культуры и ценностей. Но тогда нашелся один бродяга, который традиционные ценности и культуру не только саккумулировал в своём учении, но и развил в новое качество.

Что же это за качество такое, которое впоследствии не только разнесло в клочья древнеримского имперского монстра, но и дало толчок к бурному развитию цивилизации на тысячелетия? А это не что иное, как системность — вот то качество, что отличает учение Иисуса Христа (не столь важно, как звали на самом деле автора) от любых других религиозных учений, по сути — эклектических. Системообразующим началом, «эмбрионом» системности, в его «учении любви», как, собственно, и у самой любви, является триединство: «Я»(субъект отношения) — отношение — «не-я»(объект отношения). Соответственно, в евангельском учении просматриваются три уровня:
— первый, субъективно-поведенческий — это пусть Иисуса к «воскресению» в новом качестве, Голгофа;
— второй, ценностно-относительный представлен в основном в Нагорной проповеди;
— третий, объективно-рациональный уровень дает объективные идеалистические законы, среди которых самый важный выразился в императиве непротивления злу:
«...Но кто ударит тебя в правую щеку твою, обрати к нему и другую». (Мф. 5:39)


Это не капитуляция перед злом, а наоборот — совершенное парадоксальное оружие, позволяющее победить сколь угодно превосходящего по силам интервента-разрушителя. Работает закон сохранения деструктивности — если разрушитель лишился своего врага (тот «подставил щеку») и сливать свою деструктивность не на кого, то она никуда не исчезает, а оборачивается на самого разрушителя и уничтожает его. Не этот ли парадокс сработал, когда Наполеон, которому Кутузов «подставил щеку» — открыл дорогу на Москву, в итоге с позором и без боя бежал?

Мы, порой, не замечаем, когда сами пользуемся таким законом, например, уступаем дорогу лихачу по «правилу три «Д»» — Дай Дорогу Дураку, и он неизбежно находит свой кювет…

Другой важнейший объективный закон деструктивности — деструктивная антисистема всегда ходит по кругу — отражен в учении, расширившем понятие рабтсва до зависимости вообще:
«Ответили они Ему: мы семя Авраамово, и никому не были рабами никогда. Как же Ты говоришь: «вы сделаетесь свободными»? Ответил им Иисус: истинно, истинно говорю вам: всякий, делающий грех, есть раб греха». (Ин.8:33-34)

Это означает, что каждый, кто встает на дорогу деструктивности (по-религиозному — греховности), теряет свободу, попадает в зависимость, перестаёт распоряжаться своей жизнью, обречен ходить по одному и тому же кругу, как слепая лошадь…

Подробнее системность евангельского учения — в статье «Аксиология учения Иисуса Христа».


Если «Христос» в символическом смысле (а другой нам совершенно бесполезен) — это религиозная Система, представленная в Иисусовом учении, то что в религии антисистема, в символическом смысле — Антихрист? Как ни странно, это «христианская» церковь! Например, православие есть продукт византийской рейхстеологии, древнеримского язычества, адаптированного под христоговорение, толкования (экзегезы), заменившего само учение и вывернувшего его с точностью до наоборот и поставившего его на службу государству. Православие по всем основным признакам противоположно учению Иисуса Христа:
— если само учение системно, логично, то православие эклектично, абсурдно («верую ибо абсурдно»);
— если само учение антиимперское, то православие — проимперский агитпроп («вся власть от Бога!»);
— если само учение о любви (высшего проявления отношений), то православие — религия отчуждения;
— если само учение — пусть к очевидностям, то православие учит мифологии, эскапизму;
— если само учение антиклерикальное (например, гл.23 от Матфея), то православие — жесткий клерикализм;
— если само учение является идеалистическим, то православие — это, фактически, религия священной материи, культ веры и поклонения овеществленным святыням: физическим иконам, физическим останкам (мощам), физическому кресту, физическим обрядам, физическим проявлениям благочестия (например — посты, аскеза), физическим «чудесам», физическим иерархам, физической (земной) власти, физическому («воплотившемуся») Богу, Воскресению (не как символу, а как физическому оживлению трупа) и т. д.

Переломным моментом в истории Руси было не установление империи Алтын-Орды. Это было лишь неизбежное следствие насаждения византийского православия, в символическом смысле — пришествия Антихриста, затормозившего развитие культур, разрушившего системы отношений, ввергнувшего народы в отчуждение и подготовившего зеленую улицу «раку» — имперскому порабощению и колонизации…

Церковь — это не «тело Христово», а раковая опухоль, паразитирующая на нем. И, подобно раковой опухоли, не живущей без организма, подобно халявономике, не существующей без функциональной экономики, церковь вынуждена так или иначе придерживаться евангельского учения. Церковные интерпретации, искажения, извращения не могут уничтожить заложенную в учении функциональную систему, работающую даже в таком виде — на плечах Антихриста. Не следует попадаться в ловушку, в которой оказываются атеисты, отождествляющие церковь, религию, учение Иисуса Христа, т. е. объединяющие в одно целое раковую опухоль и организм. На самом деле атеизм как раз и работает на церковь, именно этого и добивающуюся…

 

Заключение

К сожалению, сегодня еще мало кто видит системы и антисистемы — всё-таки это идейные, нематериальные, невидимые явления, а мы живём в материалистическом обществе. Потому в помощь интересующимся выделим некоторые выявленные отличия свойств и законов систем от антисистем:

Система

Антисистема

Отношения

Отчуждение

Функциональность

Дисфункциональность

Конструктивность (созидательность)

Деструктивность (разрушительность)

Динамичность, лабильность

Статичность, косность, тенденциозность, ригоризм

Линейность (поступательный подъем)

Цикличность (взлет-падение, подъём-крах)

Свобода

Зависимость, рабство

Реалистичность, очевидность

Мифологизм, демагогичность

Уникальность, персонализм (культурализм)

Стереотипия, социальность (классовость, народничество, государственничество-этатизм, национализм)

Дифференциация

Универсализация

Цельность, холизм, логичность, гармония

Эклектика, абсурдизм, нелепость

Позитивизм

Негативизм (что хорошо — то плохо, что плохо — то хорошо)

Ценности

Потребности

Разрешение (способ решения проблем)

Подавление, заставление, ограничение

Творчество (сотворение нового, новых идей)

Псевдотворчество, «смекалка», как приспосабливание чужого, присвоенного, ворованного.

То, что мы сегодня приблизились к анализу антисистем, фактически — пониманию природы зла, говорит о том, что человечество на пороге чрезвычайного прорыва на качественно иной уровень существования. Унылая тупиковость, кризис всего и вся — сегодняшнего искусства, религии, науки, философии, государственности, идеологии и пр. — говорит о том же. Плотина переполняется и скоро ее прорвет. Прогресс, эволюция не останавливается.

Что это будет за общество, контролирующее деструктивность, защищенное от катастроф, вылечившее рак, избавившееся от фашизма и вообще поставившее себе на службу антисистемы, посадившее на цепь этих «зверей» и «драконов»? Их деструктивный резонанс не будет мешать развитию идеи, обновлению. Жизнь превратится в поэзию, где так же рифма, резонанс формы сочетается с развитием содержания, либо — в музыку, где ритмический резонанс даёт опору уникальному мотиву. Пожалуй, исполнится мечта поколений и это будет идеальное общество, где будут действительно актуализированы идеалистические первоценности — свобода, творчество, любовь, счастье.

Можно предположить, что искусство, религия, наука сольются в непротиворечивую систему. Системная основа объединения просматривается уже сейчас, она та же самая триада — субъект-отношение-объект. Отрасли разделены по имманентным сферам: искусство занимается субъективной реальностью, наука — объективной, а религия — относительной, т. е. законами, свойствами, очевидностями невидимого мира отношений (философия призвана служить межотраслевым «эсперанто»). Понимание системности уничтожит взаимный «заступ» в не свою сферу, и тут произойдет слияние отраслей в единую систему, словно ртутные шарики сами собой сольются в организм терминатора, который и пойдет в прорыв. Сегодняшнее ощущение необратимости нашего распада на эти мельчайшие «шарики» окажется ложным…

Что касается человека, то он тоже изменится. Человек будущего — это человек динамический, избавленный ото всех «измов», от всякой статичности мышления и отношения. В образах Ф.Ницше, понимавшего человеческую эволюцию примерно так же, это «сверхчеловек»:
«Человек (сегодняшний — авт.) — это канат, натянутый между животным и сверхчеловеком, — канат над пропастью. В человеке важно то, что он мост, а не цель».


Добро пожаловать в сверхчеловеческое общество!

 



Литература:

Гумилев Л.Н. Этногенез и биосфера Земли. Глава XXXVIII. М., 1979.

Корявцев П.М. Философия антисистем. СПб., 1994. Саратов, 2003

* Лебедев П.Н. Избранные сочинения (под ред. проф. А.К. Тимирязева). Москва-Ленинград.1949 г.

Малиновский А.А. Значение общей теории систем в биологических науках // ежегодник "Системные исследования", М.: 1984.

Мичурин В.А. Словарь понятий и терминов теории этногенеза Л.Н. Гумилёва. Л., 1993.


© 2012 Юрий Кузнецов