Канистерапия – что это?

Использован рисунок Петра Саруханова - гл. художника "Новой Газеты" www.novayagazeta.ru

 

 

Терапия при помощи собак – это лечение или реабилитация? В чем вообще состоит концепция канистерапии, чем конкретно собака лечит? Почему человечья болезнь переходит на собаку? Что можно ожидать от канистерапии в будущем?..

(эти и другие вопросы мы постараемся осветить в данной, постоянно пополняемой статье с подфорумом, где вы тоже можете добавить своё мнение и свой пример)

 

 

 

Почему канистерапия активизировалась недавно?

Несмотря на то, что человек одомашнил собаку, по одним данным, более 30 тысяч лет назад, а по другим - еще раньше, и вообще обязан своим выживанием собаке, отношение к этим животным до сих пор двойственное. Для кого-то «собака – друг человека», кто-то не представляет свою жизнь без собаки, а некоторые относится к собакам весьма презрительно, если не агрессивно.
Например, ислам традиционно считает собаку нечистым животным – «наджис». Мухаммед якобы сказал: «Ангелы не заходят в дом, где держат собаку…» (Бухари, Муслим). Есть предание, что собака укусила пророка, за что и была проклята. Собака может осквернить одежду, пищу и самого правоверного. После осквернения любой мусульманин обязан совершить очищение…
В христианстве отношение к собакам немногим лучше, в некоторых христианских источниках собака – символ сатаны. Иисус Христос, пусть иносказательно, но активно использовал отрицательный образ собаки: «Не давайте святыни псам…» (Мф. 7:6) «…нехорошо взять хлеб у детей и бросить псам» (Мф. 15:26; Мк. 17:27) Апостол не отстает от Христа: «…пес возвращается на свою блевотину…» (2 Петр. 2:22). По традиции, после того, как собака забежала в храм, его нужно переосвящать, что не требуется, если зашла, например, кошка.
Даже будучи человеком неверующим, даже любя собак, тем не менее, нельзя не признать рациональный смысл архаической кинофобии: собака является переносчиком опасных заболеваний и паразитов – бешенства, чумы, лептоспироза (инфекционной желтухи), токсоплазмоза, клещей, гельминтов, стригущего лишая и пр. Потому человек издревле, не имея совершенной гигиентической защиты, но используя собаку как необходимого помощника на охоте и в охране, на дворе и на пастбище, тем не менее должен был держать собаку на какой-то дистанции, вне тесных контактов. Вот для этого и служили религиозные и традиционные запреты.

Симоне Мартини. Фрагмент триптиха блаженного св. Августина Новелла, левая створка, сцена вверху. Августин исцеляет смертельно укушенного собакой ребенка.
Симоне Мартини. Фрагмент триптиха блаженного св. Августина Новелла. Августин исцеляет смертельно укушенного собакой ребенка. Около 1328 г.


Однако в последнее время ситуация с гигиеной, профилактикой, прививками в корне изменилась в положительную сторону. Стало возможно жить с собакой более плотно, контактировать с нею, не подвергая человека опасности заражения. Вот тут-то и актуализовалась новая перспективная специализация собаки – лечебная, целительная, тем более что вектор внимания в медицине всё больше направлен на поиск натуральных, естественных, природных, общедоступных демократичных методов лечения.
Сама формулировка концепции «терапии с участием животных» возникла спонтанно, когда детский психиатр из США Борис Левинсон обнаружил, что его маленькие пациенты активно и положительно реагировали на его собаку, находящуюся в приемной во время сеанса лечения. В 1969 году Б.Левинсон впервые употребил слово «пет-терапия» (от англ. pet – домашний любимец).

"...Левинсон был не первым, кто обнаружил благотворное действие на людей общения с животными. В Древнем Египте собаки были священными символами великой целительницы – богини Гулы, а также других богов, ответственных за врачевание и целительство, например главного божества вавилонского пантеона – Мардука. В Древней Греции собаки играли главную роль в культе бога врачевания Асклепия (Эскулапа), сына Аполлона. Иногда Асклепий посещал пациентов в человеческом обличье, но чаще в виде змеи или собаки, которая зализывала раны больных. Святые раннего христианства часто изображались в компании с собаками, которые их когда-то вылечили.
Официально зоотерапия как метод была впервые использована в психиатрической больнице «Йорк Ретрит» в Англии в конце XVIII в. При больнице содержали разных животных: собак, кошек, кроликов, птиц. Больных привлекали к уходу за животными и общению с ними. Главный врач больницы полагал, что больные, заботясь о существах еще более слабых, чем они сами, укрепятся в вере в свои силы.
Чуть позже домашних животных стали использовать в одной из больниц Германии для лечения эпилепсии. Это лечебное заведение на 5 тыс. коек существует и поныне. При лечебнице имеются две скотоводческие фермы, содержатся верховые лошади, а также множество мелких животных, которых можно взять в руки, покормить и погладить.
Таким образом, идея зоотерапии принадлежит не Левинсону. Его вклад состоит в том, что он впервые обосновал использование метода зоотерапии и, главное, привлек к нему внимание ученых и врачей.
Одними из первых, кто увлекся идеей Левинсона, были супруги С. и Е. Корсон из университета штата Огайо. Они разработали программу «Психотерапия с помощью животных-любимцев» и стали внедрять ее в психиатрическом учреждении, которое курировал университет..."
[1]

В настоящее время накапливаются обширные эмпирические данные о позитивном собачьем воздействии на здоровье человека, что обещает в будущем прорыв, а, возможно, и качественно иной взгляд на природу болезней.

Из статей 9: «…исследования показали, что животные дают нам больше, чем психологические стимулы. Польза для сердечно-сосудистой системы уже доказана. В исследованиях 1980 года, которые проводили Erika Friedmann, Aaron Karcher и другие, было обнаружено, что после выписки из кардиологического отделения больницы Нью-Йорка владельцы животных имели гораздо бОльшие шансы на выздоровление, чем люди, у которых не было животных. 11 из 39 пациентов, у которых не было животных, умерли в течение года, по сравнению с 3 из 53 владельцев животных. В 1995 году Friedmann проводила подобное исследование, имея еще бОльшую выборку пациентов. Она отметила, что только 1 из 87 владельцев животных умер в течение года после выписки. Из 282 человек, у которых не было животных, 19 умерли. Пережить последствия сердечного приступа, предположила она, в девять раз лучше удается владельцам животных…»

По ссылке: «Девочка Даша родилась с нарушением опорно-двигательной системы, поэтому не могла передвигаться. Родители в поисках быстрого и эффективного лечения остановили свой выбор на аниматерапии… Так у юной Даши появился новый друг, щенок по имени Фродо.
Ребенок и собака быстро подружились. Собака отличалась очень покладистым и дружелюбным нравом, все тягания за хвост, пробы на вкус переносила достойно, ни разу не зарычав на ребенка.
Их дружба оказала целительное действие на девочку. Даша, играя с собакой, подражая ей, начала выздоравливать. Вначале у нее стало получаться ползать, а потом и ходить. Фродо оказался «вечным двигателем» для малышки, постоянным стимулом вести активный образ жизни, стараясь не отставать от нее и быть на нее похожей. Так, бегая за псом, девочка почти полностью излечилась.»

По ссылке: «В Мюнхене проходит длительное научное исследование трех тысяч детей, в результате которого сделали вывод, что дети, имеющие контакты с домашними собаками гораздо меньше подвержены аллергии… По данным исследования наличие в доме собаки снижает возможность аллергической реакции на 50 процентов…»

В.* пишет: «У наших знакомых, до того как они завели собаку, хозяйка несколько лет страдала от остеохондроза. Ей было тяжело ходить и вставать с постели. Когда они завели щенка, все болезни как рукой сняло. Сейчас у них уже взрослая собака. И ее хозяйка чувствует себя прекрасно, забыв про свои недуги.…»

 

Экспериментально-реабилитационное направление канистерапии

Реабилитация – самое развитое на сегодня приложение канистерапии. Собак приводят в качестве «доктора» в детские дома, дома инвалидов, дома престарелых, стационарные лечебные, реабилитационные, оздоровительные учреждения, и, путем контакта пациентов с собаками, игр, специальных процедур и упражнений добиваются порой значительного оздоравливающего эффекта: локализации стресса; улучшения самочувствия; нормализации АД и обменных процессов; изменения психологических показателей в позитивную сторону – снижения тревожности, повышения адаптивности, коммуникативности, ощущения неполноценности; уменьшают вероятность наступления и снимают депрессию; улучшают координацию движений больных ДЦП; выводят из аутизма, и многое, многое другое.

Следует подчеркнуть, что реабилитация – это не терапия, как таковая, т. е. не лечебный процесс, целью которого является облегчение или устранение того или иного заболевания. Реабилитация – это комплекс различных мер по восстановлению автономности, адаптации, трудоспособности и здоровья людей с ограниченными физическими и психическими возможностями в результате перенесённых (реабилитация) или врожденных (абилитация) заболеваний. Позитивное влияние собак в этой сфере несомненны.

     
Фото с чешского, польского, латышского сайтов по канистерапии

Обычно, когда канистерапия осуществляется не спонтанно, а организованно, в ней принимают участие специально обученные животные. В ряде государств, например, в Норвегии, подготовкой собак-терапевтов занимаются государственные учреждения, в других – благотворительные общества, фонды, приюты, частные инициаторы. В Москве действуют, например, фонд «Ордынцы», группа «Солнечный пес», учебно-кинологический центр «Собаки - помощники инвалидов». В Санкт-Петербурге работает проект под эгидой Федерации Военного Собаководства, а также Педагогическим университетом разработана программа «Петербургская зоотерапия», и собаки участвуют в лечебной работе детских больниц и медицинских центров. В Тверской области занимается канистерапией Центр Ездового Собаководства «Чу». В Казани в клубе любителей животных «Фауна» идет активная работа под руководством энтузиаста канистерапии Деткиной Э.А. ...


Репортаж о канистерапии в Петербурге

 

Еще один репортаж о канистерапии (1 канал. Санкт-Петербург)

Не все собаки получают путевку в реабилитационную канистерапию. Они должны обладать идеальным характером, высокой степенью толерантности, развитым интеллектом. Собаки-терапевты обязаны быть универсалами не только в смысле направленности на разноплановый набор заболеваний, но и выступают в роли «общих», приходящих собак, которые проявляют свои качества не только к своему хозяину. Экспериментальным путем наработаны специальные требования, методические рекомендации по отбору и подготовке собак-врачей. [12, 13]

А.В.Субботин и Л.Л.Ращевская [10] описывают методику опосредованной терапии – через вовлечение (в основном – детей) в освоение кинологии, методам ухода и обращения собаками. В своих теоретических поисках, авторы подходят вплотную к системному подходу, теории отношений, ставя объектом воздействия канистерапии отношение человека к природе.

«Рассматривая нашу методику, хотелось бы подойти к развитию человека комплексно, не вычленяя его из системы и разбивая на отдельные диагностические блоки, а объединяя его состояния и позиционируя целостность и единство. Очень важно включить человека в систему связей мироздания, преодолеть человеческую ограниченность и надуманную «великость»...
Любви никогда не бывает много, ее всегда не хватает, и если человек в детстве недополучил свою порцию любви, он вырастает несчастным и закомплексованным. Именно этот дефицит любви и ее внешних проявлений в форме физического контакта восполняет общение с домашними любимцами – они любят нас без всяких условий, со всеми нашими недостатками. Это единство с природой и его терапевтичность все понимают на интуитивном уровне. На данном этапе необходимо предать этому осмысленное представление, собрать эти взгляды в некую систему. Именно это мы пытаемся сделать и будем пытаться делать впредь.»
[10]

Всё-таки экспериментальный путь имеет и свой недостаток: минусом, мешающим развитию канистерапии, является отсутствие по сей день понимания самого механизма собачьего воздействия. Никто не знает, как происходит такое лечение, научная теория отсутствует. Поэтому медики весьма скептически относятся к такому, казалось бы, благому делу, и даже в основном не участвуют в самом процессе канистерапии, предоставляя этим заниматься кинологам, психологам и педагогам.

 

Экспериментально-лечебное направление канистерапии

Кроме реабилитационного есть и действительно терапевтические направления канистерапии, например – контактное, в котором собака, как грелка прикладывается непосредственно, как можно ближе к больному органу. Но эффект, конечно же, значительно превышает эффект от простого согревания.

З.* пишет: «Честно сказать, мне абсолютно все равно как это работает, но если у меня давление зашкаливает за 160, самое лучшее лекарство – пёсу под бок и обнять, даже таблетки не так помогают, как он. Хотя он со мной спит в кровати, но не любит, если я его обнимаю. А вот когда у меня давление, то уходить не хочет, лапами за руки цепляется…»

Л.* пишет: «В нашей семье живет голден ретривер. Ей 3 года, зовут Байра. Кроме того, что она всеобщая любимица, она еще и наш семейный доктор! У мужа очень сильно выступали вены на ногах - варикоз. Собака все зализала, причем делала это практически насильно - прижимала ногу лапой и лизала. Поначалу мы не могли понять, что происходит, а потом заметили, что вены стали прятаться и сейчас их почти не заметно. Мне же байруся успокаивает сердце и снимает боли в желудке - укладывается рядом, прижимается всем телом - 10 минут и всю боль снимает, как рукой! Всем, кто еще сомневается - заводите собаку! Это море искренней любви, безграничная преданность и доктор, который всегда рядом!»

Иллюстации из книги Владимира Агафонычева
Примеры приемов контактной терапии из книги В.Агафонычева [4], рекомендованных при болезнях левой стороны головы и органов брюшной полости.

Лечебное направление канистерапии, в отличие от реабилитационного, тяготеет не к «общим», приходящим собакам, а к индивидуальным. Активизация терапевтического альянса «хозяин-собака» – того, что обычно не используется в реабилитации, скорее всего дает радикальной другой эффект, т. к. несравнимо по времени «терапии», дает возможность подстройки собаки и пациента-хозяина в процессе совместной жизни и воспитания животного. Эффективность «своего» контактного терапевта может наглядно демонстрировать такое же воздействие на уровне людей – контакт матери на ребенка. В Австралии произошел такой случай: ребенок родился мертвым, попытки его реанимации не увенчались успехом. Мать прижала неживое тело новорожденного к груди, и через два часа такой контактной терапии он ожил (ссылка). Возможно, что лечебным фактором является не только тепло контактера, но и совпадение, резонанс частот тонусов мышц и других органов, и этот резонанс каким-то образом лучше наводится со «своими». В случае с оживлением новорожденного колебания тонуса матери сыграли роль запускающего стартера. Может быть и в контактной канистерапии происходит такой же процесс.

Тем не менее есть проблема отсутствия понимания механизма лечебного воздействия собаки. Потому авторы, дающие рекомендации по конкретным лечебным действиям с собакой, вынужденно надстраивают теории не сверху вниз – от общего (идеи) к частному, как это принято в науке, а наоборот – отталкиваясь от эксперимента, что приводит к ненаучным концепциям, и низводит медицину до народного целительства. Например, А.Медведев и И.Медведева в своей книге [3] подходят к канистерапии с с позиций даоистской философии, ставя во главу угла медитативные техники:

Медитация любви к собаке:
Погружаясь в эту медитацию, постарайтесь открыть в себе глубинный источник инстинктивной привязанности человека к собаке. Полностью сосредотачиваясь на возникающих чувствах, вы дополнительно усилите их. Это поможет вам еще глубже погрузиться в водоворот приятных переживаний.
Примите удобную позу, расслабьтесь и вызовите у себя состояние «внутренней улыбки»…
После того, как вы вызовите у себя необходимые чувства, сконцентрируйтесь на потоках оргазмических ощущений, которые эти чувства пробуждают в вашем организме.
С помощью дыхания-ци равномерно распространите оргазмические ощущения по всему телу, выполняя «промывание» тела энергией…
[3]

Также зоопсихолог Н.Криволапчук, давая, в общем-то, дельные рекомендации, акцентируясь на отношениях с собакой, тем не менее, значительную часть книги [2] посвящает эзотерике, магии и мистике, с использованием понятий «чакры», «биополе», «порча», «сглаз», «карма»:

«Существуют расхожие представления, связанные с тем, что тот, кто помогает нам в решении кармических задач, может якобы принять на себя чужую ответственность и, стало быть, чужие наказания за грехи. И если собака почти автоматически помогает нам в наших личностных трансформациях, то, может быть, ей грозит еще более тяжелая расплата?..» [2]

 

Диагностика при помощи собак.

Не дожидаясь формулировки научной концепции канистерапии, некоторые программы изучают и используют собачьи возможности в плане диагностики особо значимых и трудновыявляемых заболеваний, например, диагностика рака по запаху в Швеции и в Англии.
В университете Калгари (Канада) исследуются возможности собак по предупреждению эпилептических припадков. Для четвероногих диагностов характерно необъяснимо активное поведение. «…В одной из семей собака отодвинула девочку от ступенек незадолго до приступа. Другая собака залезла на малыша верхом, чтобы тот не встал. Ротвейлер лег рядом с ребенком, пытаясь обнять его, видимо, чтобы смягчить падение малыша. Но самое частое предупреждение — вылизывание ребенка…»
Ирландские исследователи собираются доказать, что острое обоняние собак позволяет животным следить за уровнями сахара в крови диабетиков…
Такие исследования безусловно полезны, но не преодолевают ненаучного «метода тыка» – экспериментального подхода в канистерапии. Существует острая нужда в теоретической обрисовке механизма лечебного, реабилитационного и диагностического собачьего воздействия. В свое время алхимия с таким же экспериментальным «методом тыка», с рождением системной теории – «периодического закона» Д.И.Менделеева, превратилась в науку химию, чем увеличила свои возможности в пропорции, скажем, не менее, чем один к ста. Наверное, такой же эффект такого же порядка можно ожидать и от теоретического обоснования канистерапии.
На роль такой системной теории предлагается идеоаналитическая концепция, основанная на примате идейного над материальным (духовного над телесным), признании главенствующей роли в здоровье человека качества его системы отношений.

 

Идеоаналитическая концепция канистерапии

«...это случилось в истории с британским военным и его со спаниелем. По долгу службы младший капрал Таскер оказался в Афганистане. Они вместе со своим специально обученным спаниелем Тео выполняли обязанности сапера. Многократно друзьям приходилось вместе обезвреживать различные взрывные устройства. На днях Таскер погиб во время одной из военных операций. Тео в этот момент с ним не было. Когда тело погибшего хозяина доставили на базу, где находился пес, в течение нескольких часов молодой и ничем не болевший пес скончался от инфаркта миокарда.» [ссылка]

Чтобы понять, чем отличается идеоаналитический взгляд на канистерапию от других, разберем с его точки зрения несколько произведений живописи, в которых в качестве главных действующих лиц присутствует собака. Например, известную картину середины XX века «Опять двойка» Ф.П.Решетникова.

Ф.П. Решетников «Опять двойка»

Ф.П.Решетников «Опять двойка»

Казалось бы, довольно неглубокое, где-то лубочно-трогательное произведение в духе соцреализма: возвращение нерадивого ученика из школы домой, с «двойкой», т. е. совершенно бытовая ситуация. Однако картина, как в капле воды отражает не только деформацию отношений в типичной советской семье, но и общую культурную тенденцию, которая и привела к тому, что самым адекватным и конструктивным участником семейных отношений стала собака.
Картина демонстрирует деструктивную систему отношений, где внешняя, школьная, негативная оценка приниматся как доминирующая над собственными оценками членов семьи, лишая  ребенка фундаментальной опоры  и семейной поддержки – первостепенного фактора в формировании личности.
Такая тенденция отношений в идеоанализе называется «объективизм» (объективное важнее субъективного, внешнее – внутреннего, чужое – своего, общественное – частного, коллективное – индивидуального, государственное – личного и т. п. Систематизация и разъяснения «измов» здесь). Данная деформация – это последствия рабско-милитаристской истории России: у раба (крепостного) и военного своё субъективное «Я» должно быть стерто, они должны жить не по своим оценкам, а по внешним.
Конформизм перед приходящим извне, зависимость советского человека от внешней оценки так с детства и воспитывалась, как на картине Решетникова – в том числе и безусловным преклонением перед школьной оценкой.
У матери этой злосчастной «двойкой» испорчено настроение, она глядит на сына с укоризной («Горе ты моё!»)…
Сестра, явно отличница, назидательно демонстрирует собственный пример усидчивости, смотрит на брата возмущенно, как на вероотступника, допустившего уклонение от поклонения священному идолу школьной оценки…
Кривая язвительная улыбка младшего брата говорит о том, что он понимает  причину «двойки» (а ее выдают торчащие из портфеля коньки и предательски незапачканные ботинки на ногах двоечника, т. е. он, вместо подготовки уроков, прокатался на коньках).  Впереди его самого ждет та же самая семейная и внесемейная обструкция субъективных желаний. Это пока он маленький, то может беззаботно кататься на велосипеде, а катание его старшего брата на коньках привело вот к чему…
В сюжет просится образ отца, который придет позже с работы усталым, и, разозленный сюрпризом от сына, снимет с себя ремень, всыплет ему, почем зря, завершив тем самым картину полного семейного подавления – традиционного инструмента российского воспитания…
Хуже всего дело обстоит с самим двоечником. Он уже проявляет признаки двуличности, демонстрируя (другим) фальшивое глубочайшее раскаяние. Это говорит о том, что рабская культура ему уже привита – именно для нее характерна лживость. Человек просто вынужден лукавить там, где надо хоть как-то просунуть собственные субъективные желания в среде, где главенствует не «хочу», а «надо».
Кроме того, не знает еще мальчик, что негативная внешняя оценка, как зараза потом переселится на его собственное отношение к себе, разовьется комплекс неполноценности, и неизбежно потянет за собой череду психологических проблем и неврозов.
Природа этому сопротивляется. Посредством собаки, единственного участника, оказывающего поддержку мальчику, говорит: «Оценки, ошибки, неудачи, объективные трудности – это всё вторично, а самое главное, самое ценное – это ты сам, и отношение, которое к тебе останется позитивным, как бы ты не оступился, как бы кто извне тебя не оценивал». Собака, получается, «лечит» отношения, корректирует искаженную культурой семейную систему ценностей, пытается из деструктивных перевести отношения в конструктивные, разрешающие, поддерживающие…


Конечно, таковая собачья терапия актуальна не только для российских условий. Например, её показывал на своих полотнах и английский художник-анималист Брайтон Ривьер (Briton Riviere, 1840-1920), скажем, на картине «Преданность»:

Briton Reviere, Fidelity
Briton Riviere, Fidelity (Преданность)

Присутствие собаки в тюремной камере наводит на мысль, что тут случай из ряда вон выходящий, раз охрана допустила такую вольность. Скорее всего, это было сделано в порядке исключения – традиционного выполнения последнего желания осужденного на смертную казнь. Виселица, нацарапанная на стене, как бы подсказывает, что эта камера смертников. Нацарапана она еле-еле, кроме того, мы не видим лица преступника, даже руки его художник не прорабатывает, повесив одну безжизненно на перевязь – всё это, наверное, ради того, чтобы отодвинуть жуткую реальность происходящего и выделить то, что дает хозяину собака – безграничную преданность, открытое позитивное отношение животного в противовес уходу в себя человека, которое демонстрирует осужденный. «Смотри, хозяин, есть то, что не кончится никогда – любовь. Вот она – в моих глазах. Ты не хочешь видеть, закрываешься? Я положу морду на твоё колено, и ты всё равно почувствуешь то главное, что у нас есть…» – так говорит собака, и хозяин, похоже, это понимает, закрывая лицо: «Что я натворил? Зачем мне это было надо? Почему я раньше не заметил то, ради чего стоило жить, ведь это так просто…» Терапия запоздалая. Вот если бы хозяин получил ее пораньше, как на другой картине Ривьера, «Сочувствие»:

Briton Reviere, Sympathy
Briton Riviere, Sympathy (Сочувствие)

Тут трагедия еще не того масштаба: рыженькая девчушка уселась на лестнице в демонстративной позе разобиженной на всех и вся. Взрослым наверняка не до ее демонстраций, так что зрителем ее маленького спектакля становится собака. Пес великодушно поддерживает игру девочки – как бы просит прощения за весь мир, так провинившийся перед нею, сочувствует, уговаривает обратить внимание на его отношение. Собака своим видом говорит: «Разве может сравниться с любовью какая-то мелочь, ставшая причиной обиды?» Раз девочка отворачивается, чтобы подемонстрировать обиду, то собака действует как и на предыдущей картине – кладет морду на ее плечо. Идет совершенно профессиональная терапия отношений. Разрушительная обида будет сглажена, и девочка вот-вот рассмеется…

В рассматриваемых примерах мы видим, что собака воздействует на невидимую болезнь человека – «болезнь» отношений.
Отношениями
, как предметом, на сегодня занимается молодой метод по типу психотерапевтического – «идеоанализ» [6]. Идеоанализ делает мишенью не саму болезнь, расстройство, а общую деструктивность человека, в которую входят далеко не только видимые болезни, расстройства, но и скрытые проблемы, семейная и профессиональная неустроенность, зависимости явные и невидимые. Теория идеоанализа говорит, что причиной болезни, ее ядром является идейная разрушительность человека. Это согласуется и с религиозными представлениями, утверждающими, что причиной физического заболевания является греховность. «Греховность» и есть та же самая разрушительность, деструктивность, но на светском языке.
Разрушительность идейная – это на самом деле разрушительность отношений, поскольку любая идея отражает отношения, кроме них в ней ничего и нет...

Если мы воздействуем на мышление, мировоззрение, систему ценностей, идею человека, меняем в конструктивную сторону его систему отношений, то, может быть и не сразу, но всегда неизбежно конструктив перекатывается с идейного на материальный, биологический уровень, и болезнь уходит. Так опосредованно действует и природа в лице ее полномочного представителя – собаки-лекаря, терапевтической мишенью которой являются не сами болезни, расстройства и психологические проблемы, а разрушительность отношений, иными словами – болезнь не тела, а души, что в конце концов оздоравливает и тело. Особенно интересно загадочное, но часто встречаемое явление перетекания, выдавливания болезни от хозяина к собаке. Хозяин при этом переходе либо излечивается, либо тяжесть его болезни распределяется пополам на двоих с собакой.

Н.* рассказывает, что когда-то у ее дочки в детстве началась эпилепсия. С появлением в доме собаки (дворняжки), припадки у дочери сошли на нет и больше не появлялись (сейчас дочь уже замужем, своих детей трое), зато заболел эпилепсией пёс, что впрочем, не помешало ему прожить благополучно 17 лет, попутно перетягивая на себя и другие семейные хворобы. Так, например, полностью перешло с хозяйки на собаку воспаление лимфатических узлов (лимфаденит).

Е.* пишет, что собака перетянула на себя мучивший ее артроз, а также серьезные проблемы с печенью, последовавшие после перенесенного гепатита А. Также ее муж и пес почти одновременно попали на операционные столы по поводу гидроцеле (водянки), причем у мужа всё прошло легко, а у кобеля значительно тяжелее – пришлось удалить яички.

С.* пишет: «…Через месяц после усыпления моей ротвейлерши, которую я в течение полугода пыталась вытянуть из онкологии, я загремела в больницу. Также было через месяц после усыпления моей спаниельки, только ее болезнь развилась быстро, никаких долгих вытягиваний, просто, практически раз, и все – метастазы в легких. Только в этот раз я загремела в больницу уже серьезнее, экстренно, сразу на операционный стол.
Потом пришел черед кобеля ротвейлера, третья собака под усыпление... у меня состояние было..., но он мучился, и я уже плевать хотела, что после этого будет со мной… у ротвейлера понижался гемоглобин, в это время у меня после операции никак его же поднять не могли, у ротвейлера белок в моче – и у меня тоже. Мы даже одни и те же лекарства пили и кололи, только ему их веет. врач назначал, а мне человеческий...»

М.* пишет: «…Дважды мои собаки меня спасали от конкретного заболевания. Заболевание, которым я страдала не один месяц, ушло в ночь смерти моей 16-летней спаниели Герочки. Потом у меня развилась депрессия. Через 4 месяца мне была послана собака с улицы — брошенная и избитая догиня, которая излечила меня безо всяких лекарств, и не только от депрессии. До её появления у меня несколько лет была киста на зубе верхней челюсти — семёрке. Именно этот зуб был разбит у моей догини, а сверху него был нарыв гнойный. Я делала рентген челюсти собаке. Сказали, что зуб был когда-то раскрошен ударом, потом кусочки срослись, а флюс никак не проходил. Собаке шёл 7-й год, когда она попала ко мне. Доги живут 8-10 лет. Она прожила у меня 4 года и 4 месяца. За год до смерти моей собаки, я всё же прислушалась к рекомендациям врачей и удалила свой больной зуб-семёрку. Странно, но буквально через месяц от флюса у того же зуба моей собаки не осталось и следа, хотя ей шёл уже 10-й год. Получается, что собака постоянно забирала у меня мой флюс у того же зуба. Врачи удивлялись — как это я живу с таким проблемным зубом…»

Из статьи [6] : «А задумываться над этим явлением, причинно-следственной связи заболеваний животных с проблемами хозяев, помогают практические случаи из ветеринарной практики:
– аллергия у хозяйки и аллергические реакции у собаки…
– возникновение асцита у собаки на почве сердечно-сосудистой недостаточности и параллельно наличие невроза сердца с явлениями экстросистолии у хозяина... И это наблюдение не редкость в вариациях патологий животных…
– у маленькой собачки одновременно с симптомами рвоты и поноса отказали задние конечности. После начала терапии … понос прекратился. Рвота же проявлялась, но реже. Но через неделю животное резко почувствовала себя хуже, затем последовала двигательная не дееспособность. Периодически была рвота желчью. Взгляд же собаки показывал, что умирать она не собирается, но и жить тоже не было охоты. Так шли дни. … Успехи изо дня в день выглядели обнадеживающими. Наступил момент, когда рвоты не было 2 дня. Но потом все сначала. Непрекращающаяся рвота, выделение черного уже сформированного кала. В итоге смерть животного. Параллельно стало известно, что владелец питомца испытывает, продолжающуюся уже 3 месяца, большую психологическую травму на почве разрыва отношений с близким человеком из-за предательства и обмана последнего, как она объясняла. Хозяйка животного после случившейся беды с собакой рассказала, что она испытывает, лютую злобу на этого человека. Признавалась, что сама боялась такого страшного, злобного состояния в самой себе. Состояния саморазрушения...
»

 

Буквальное перетекание болезней через отношения лишний раз говорит о том, что конкретные физические симптомы имеют свои параллельные аналоги-отражения в нефизической системе отношений (что в идеологии человека отражается как залипшие, косные «измы»). Собака, в сравнении с человеком, имеет более пластичную, зеркально подстраиваемую под хозяина характеристику отношений.  Не случайно для внимательного глаза видно, что со временем пес становится в чем-то неуловимом похож на своего хозяина. Порой интуитивная схожесть перерастает в поведенческую и зримую физическую.

Собаки похожи на хозяев
Фотографии не в состоянии передать, что основная схожесть хозяина и собаки возникает не во внешности-экстерьере, а в поведении, в характере отношений, но кое-что уловить можно...

Это как раз по «мостику» отношений физические качества, в том числе и болезни, взаимообмениваются у человека и собаки. Одинаковые аберрации отношений у хозяина и его питомца вызывают одни и те же симптомы, расстройства. А их передача осуществляется нематериальным заражением, причем, в отличие от заражения физического, «вирусоноситель» через отношения, как по сообщающимся сосудам, избавляется от своего заболевания. Работает, своего рода, «закон сохранения».

В отличие от спонтанного, экспериментального подходов, с точки зрения идеоаналититики, кроме позитивной, можно рассматривать и негативную сторону собачьего воздействия, противопоказания к канистерапии. Вполне возможен обратный переход болезни от собаки к человеку, зависание во вроде бы компенсированном, но недолеченном заболевании по причине ее ослабления под воздействием собаки. В плане семейных отношений животное может выступать в качестве заменителя-суррогата члена семьи. Скажем, если бы не было бы собаки, то ее хозяин вынужден был бы искать партнера, создавать семью, но уход в собаку, ее очеловечивание убирает такую необходимость, и человек может многие годы жить с собакой, но без семьи.
Т. е. в канистерапии может оказаться всё не так радужно, как выглядело изначально. В любом случае, это вопрос дальнейших исследований и размышлений…

Важно еще отметить, что, в отличие от реабилитационного и лечебно-экспериментального направлений, идеоаналитический подход говорит о том, что для радикального лечебного эффекта общая, приходящая собака бесполезна, а необходима своя собственная, которая прошла естественную доводку-подстройку в процессе совместного, как можно более тесного проживания.

Идеоаналитическая концепция не отвергает контактных методик канистерапии. Вероятно, что при тесном телесном контакте, у человека с собакой возникает другой, теперь уже физический «мостик». Дело в том, что все мышцы, органы и системы организма находятся в неком колебательном напряжении – тонусе. Колебания при гармонизации, подстройке их частоты могут входить в резонанс, что резко увеличивает их активность, амплитуду. Вполне возможно, что собака имеет исключительные способности подстраиваться к человеку не только в поведении и отношениях, но и в этих самых частотах внутренних тонусов, а также дыхания, сердцебиения. Тогда эффект резонанса активизирует внутренние органы, что в конце концов и приводит к лечебному эффекту. Данная гипотеза также нуждается в изучении и подтверждении…

 

Канистерапия – лекарство будущего от рака?

Если выразить единым словом то, что дает человеку собака, то это слово будет любовь. Любовь есть противоположность отчуждения и лекарство от него. Отчужденность – это запредельная деформация отношений человека во внутреннем и внешнем мире. Одно дело, когда отношения искажаются сами по себе – тогда у человека возникают «доброкачественные» заболевания и расстройства, рядовые жизненные проблемы. И совсем другое дело, когда человек отказывается от отношений вообще, искаженных и неискаженных, выходит из игры полностью или подменяет действительные отношения их симуляцией. Это злостное, системное, радикальное нарушение идеоанализ считает идейным ядром рака [8].


Фрагмент из д/ф "Очарование домашних животных", повествующий историю Бритен Дуглас (Калифорния), болевшей с детства тяжелой формой рака, и полностью от него вылечившейся. Решающим фактором своего выздоровления она считает появление у нее собаки (щенок был подобран с улицы).

Собака своей беззаветной преданностью и сверхпозитивным отношением – любовью латает прорехи в системе отношений человека. Вынуждает хозяина оттаять, преодолеть отчуждение, и это выбивает из-под рака его опору – он ведь тоже просовывается в «прорехи» в системе организма, в отчужденные органы, вышедшие из функциональных отношений с другими органами. «Заплатки» в системе отношений спускаются на биологический уровень – организм также латается от «прорех», ниш для существования рака. Отсюда и возникает нередко наблюдаемый, но пока еще спонтанный, неуправляемый эффект лечения от рака у владельцев собак.

Д.* пишет: «Я - раковая больная. Правда, 5 лет без рецидивов, и уже полгода как снята с учета. С момента появления опухоли (ходила год, врачи уверяли что мастопатия) одна моя собака стала спать головой у меня на плече, уткнувшись в уплотненный участок носом…
Дней через 5 после операции ко мне на перевязку зав. отделением, который меня резал, привел толпу ординаторов. Меня показывать. Сказал, что четверть века делает эти операции, но впервые видит, чтоб так заживало, как на собаке. Я еще посмеялась - "это мои четверо меня поддерживают".
Поддержали. У старших на эту поддержку не хватило сил. Один умер через несколько дней после моего возвращения с операции. Уходила - оставляла слеповатого-глуховатого, но вполне крепкого старичка, встретила меня его тень. Он меня дождался и ушел. Старшая сука - пережила его на 9 дней, ушла с приступом острой сердечной недостаточности. Казалось, что для младших собак поддержка меня прошла бесследно. Только казалось. Спустя 3 года у одной в правой грядке пошли опухоли. Теперь мы с ней обе ходим без правых грудей (убрали всю сторону)...»

«Комсомольская Правда»: «Эмили Керн, шестилетней английской девочке, врачи поставили страшный диагноз - лимфома Буркитта, рак лимфатических узлов. В 2000 году после курса интенсивной химио-терапии девочку привезли домой - обессиленную и безнадежную. Лечение не дало результата. Более того, у Эмили обнаружили новые опухоли - метастазы в челюсти, в брюшной полости и в почках.
Дочка попросила родителей купить ей собачку. Те сначала отговаривали, подозревая, что животное станет обузой: дочь лечить надо... Но в итоге принесли йоркширского терьера по кличке Каспер - его предложил взять сосед, который собрался переехать.
Собачка не отходила от девочки - чуть ли не все время проводила у нее на руках. И случилось чудо. Эмили выздоровела. Но в прошлом году, спустя шесть лет, заболел Каспер. Диагноз тот же - лимфома. Как будто бы йоркширский терьер взял на себя болезнь своей хозяйки....»

Безусловно, исследование антиракового собачьего воздействия на теоретической основе, а не просто наблюдениями и сбором фактов, эмпирики, позволит вывести канистерапию на качественно иной, научный уровень, что неизбежно скажется на эффективности и доступности этого «лекарства». Собачье лечение и диагностика, в сочетании с идеоаналитической коррекцией и биологическими, химиотерапевтическими, хирургическими, фармакологическими средствами онкологии, обещают стать в будущем непреодолимым барьером для рака, пока еще по количеству смертей фатально занимающего второе место после сердечно-сосудистых заболеваний.

 

Некоторые рекомендации: как наиболее полно использовать лечащий потенциал собаки?

Во-первых, надо запомнить, что ничего случайного, что связано с собакой, не бывает, начиная с самого ее появления в жизни хозяина. Будь то покупка породистого щенка у заводчика, или встреча беспомощного, бездомного, скулящего существа неопределенной породы под дверью подъезда – всегда должно быть что-то, что говорило бы о том, что пес «сам идет в руки», выделяется, как-то себя обозначает, что он идет именно к вам.
Речь идет о будущей любви, в которой действуют свои законы отбора. Кто из нас не слышал от счастливых, любящих семейных человеческих пар, что их первая встреча произошла как-то нелепо, в ситуациях, где ее и быть-то не могло, но всегда как-то неотвратимо. Во встрече со «своей» собакой, пусть будет не столь ярко выражено, но хорошо, если присутствует элемент той же самой неотвратимой спонтанности. Пусть не смущает, что ваш щенок беспородный, это, скорее всего, означает, что его смесь качеств как-то сочетается с тем разноплановым набором, что у вас внутри, что будет решающим фактором в ваших будущих отношениях и, в конце концов, эффективности собачьего оздоравливающего воздействия.

Прежде всего, необходимо себе четко сформулировать – для чего вам собака? Скажем, служебные функции не во всем совмещаются с терапевтическими. Например, распространено убеждение, что хозяин и все члены семьи должны подавлением занять главное место в семейной иерархии по-отношению к собаке. Если же мы желаем при этом иметь собаку-терапевта, то непонятно, как может «доктор», занимающий в семье последнее место какой-то шавки, пользоваться своим «лекарством» – радикально влиять на отношения? С точки зрения традиционной практики дрессировки, требование старшинства человека над собакой безальтернативно. Однако всё не так просто с точки зрения системного подхода, который говорит:
1) Есть система отношений, присущая собачьей стае. Эта система отношений характеризуется статичной (неизменной) иерархичностью – все роли жестко распределены по лестнице старшинства, по «вертикали».
2) Есть система отношений, присущая человеку, его семье, и важнейшей характеристикой этой системы является ее подвижность, динамизм, выражающийся в том, что роли в ней меняются в зависимости от ситуации. Например, в минуту опасности наиболее эффективна «вертикальная» иерархическая организация, а когда опасностей нет, и «вертикаль» становится неадекватной, деструктивной, то отношения приобретают «плоский», свободный вид, без подчинения.
3) Если хозяин подчинил себе собаку, взяв на себя роль «вожака», и эта иерархичность проявляется постоянно, то это означает, что не собака – человечью, а человек принял на себя собачью, стайную систему отношений. Став «вожаком», человек стал жить по-собачьи, хотя бы и в роли альфа-самца.
Если установилась с собакой стайные отношения, то тут есть все основания ожидать переход болезни не от человека к собаке, а скорее наоборот. В самом начале должна быть дрессировка послушания, но, если собака не готовится к служебной работе, от хозяина требуется талант и терпение, чтобы постепенно, по мере взросления собачьего интеллекта, приблизить отношения с собакой к человеческой системе. Это намного сложнее и дольше, чем задача подчинения, которую решить можно в считанные дни…

Если мы хотим наиболее полно реализовать собачий потенциал в плане канистерапии, то самое главное условие – максимально возможная естественность, естественность и еще раз естественность. Меньше усугубляйте и без того сложную задачу собаки, которая для того, чтобы помогать хозяину, из своего зависимого положения вынуждена порой идти против него, обходить те искусственные преграды, которые чинит хозяин, считающий, что он знает как правильно обращаться с собакой. Следует смириться с тем, что основной интриги происходящего в плане собачьей терапии мы не видим, и потому лучше положиться на естественное развитие отношений, разрешить природе действовать самой, ведь канистерапия – это самое что ни на есть природное, натуральное, естественное лечение.

С животным следует вести себя внимательно и осторожно, больше наблюдать и присматриваться. Тогда собака, возможно, подскажет путь к тому, что вы про себя и не знаете. Не случайно в фильме А.Тарковского «Сталкер» собака – единственный обитатель «зоны», где исполняются сокровенные желания. Она является к людям, когда у тех портятся отношения, когда скандалят. Пес приходит из глубины «зоны» как скорая помощь, дает надежду на исцеление…

Кадр из к/ф Андрея Тарковского "Сталкер"
Кадр из к/ф А.Тарковкого «Сталкер»

 

* Имена рассказчиков сокращены по соображениям конфиденциальности. С ними, свидетелями приведенных примеров лечения собаками, имеется минимальная связь. В случае обоснованной необходимости подтверждение и исследование историй возможно.

 

Литература и ссылки:

1. Ильичев В.Д, Силаева О.Л., с использованием данных из книги J.Serpell «In the Company of Animals». Любимые животные вместо лекарств.

2. Криволапчук Н.. Собака + целитель. Как воспитать своего домашнего доктора. СПб., 2007

3. Медведев А., Медведева И. Собака-целитель. 10 основных методов канистерапии. М., 2007

4. Агафонычев В. Как нас лечат собаки. М., 2008

5. Приемы контактной канистерапии - множество рекомендаций по лечению с помощью собак применительно к конкретным симптомам, болезням, проблемам.

6. Исаченко С.М. Причинно-следственные связи заболевания животных с проблемами хозяина.

7. Кузнецов Ю.В.  Идеоанализ. // Популярная психология. 2006. №14. С. 68-73.

8. Кузнецов Ю.В.  Новая философия рака.

9. Общая статья и ссылки на англо- и русско-язычные статьи по канистерапии.

10. Субботин А.В., Ращевская Л.Л.  Лечебная кинология. Теоретические подходы и практическая реализация. М., 2004

11. Материалы научно-практической конференции по работе с детьми различных возрастов и категорий, в т. ч. и по канистерапии. Кострома. Февраль 2009 г.

Среди прочего в материалах конференции:
Когаловская А.С. Возможности анималотерапии в работе с детьми и подростками, испытывающими трудности в социально-психологической адаптации.
Поцелуева Е.В. Работа с Центром для детей с ограниченными возможностями Роналда Маконалда.
Поцелуева Е.В. Программа для слепых и слабовидящих детей.
Голенищева Н.В. Канистерапия как средство формирования культуры любви у подростков-сирот.
Голенищева Н.В. коррекционные аспекты канистерапии – зарубежный и российский опыт.

12. Канон канистерапии. (Методические наработки польского общества канистерапии.)

13. Методические рекомендации: подготовка и работа «собак-терапевтов». (Троицкий клуб служебного собаководства)

 

Гостевая книга - здесь вы можете добавить свои соображения по теме статьи, рассказать о своих примерах

© 2009 Юрий Кузнецов